История одной могилы: Арсений Куриленко и Кристина Курбатова

Автор: 1912 год

Ради справедливости стоит сказать, что речь сегодня пойдет о двух могилах. Хотя, какая тут может быть справедливость? Так уж получилось на Руси, что надгробия здесь делают из черного как ноябрьская ночь гранита. Сначала свежее, только что лишившееся всего лишнего, надгробие блестит под весенним солнцем, но потом летняя пыль, осенние дожди и зимние морозы заставляют его тускнеть. И этот тусклый черный цвет — основной цвет русского городского кладбища, также как синий является главным на деревенском. У нас непринято ставить белые надгробия. Эти надгробия, если и стоят, то всегда привлекают к себе чуть больше внимания, чем оно нужно покойнику.

Но мимо надгробий, о которых сегодня пойдет речь , пройти было бы трудно даже если бы это были бы самые заурядные, выкрашенные чёрной краской металлические сварные кресты. На Ваганьковском кладбище рядом с колумбарием лежат вместе два юных артиста «Норд-Оста», которые трагически погибли во время освобождения заложников ровно десять лет назад. Юношу звали Аресений Куриленко, девушку — Кристина Курбатова. Они были моими ровесниками. Сейчас, если вы поищите в Интернете, то увидите, что их короткая жизнь обросла уже легендами. В труппе их называли «Ромео и Джульетта». Талантливые и молодые, многообещающие и активные. Мир для этих детей только начинался, но сырым октябрьским утром десятилетней давности закончился. И дальше он уже двинулся без них, оставив только белые надгробия, да скорбь в сердцах родных.

В своё время, когда я не прошёл мимо, этих могил, и стал много думать о смысле человеческого существования, вброшенного в историю. Если откинуть идею надмирового разума, придающего всему этому смысл, то получается весьма печальная картинка: твоя жизнь и смерть абсолютно безразличны этому миру. Ему всё равно, кто в нём родиться, а кто в нём умрет. И эта ни некая бессмысленная несправедливость — это просто объективный факт. Твоя кощунственно-несправедливая или героическая смерть ни играет никакой роли. В масштабах всего человечества трагедия одной семьи, а тем паче одного человека, никак не сказываются. Нужны жуткие катастрофы вроде Мировых войн, чтобы что-то в сознании сдвинулось.

После «Норд-Оста» в сознании нашего общества ничего не сдвинулось. Не сдвинулось после Чечни. Не сдвинулось после ГУЛАГа. Да и Великая Отечественная, пройдясь катком по судьбам, стала частью официальной истории школьных учебников. В таком мире работает только любовь к ближнему, только она и ценна. Это если не спасение, то точно неплохая анестезия. А есть надмировой разум или его нет, пусть каждый решит сам для себя. В любом случае, гранита ещё хватит ни на одно поколение.




Комментариев пока нет.

Оставить комментарий