Д. Житинев: "Отто Дикс: смерть и война"

Д. Житинев: "Отто Дикс: смерть и война"

Смерть и война идут рука об руку. Это две лучшие подружки. Одна подготавливает поле для хорошо отточенной  косы другой. Если согласится с тезисом, что история человечества – это история войн, то последняя является одной из важных и влиятельных средств людского взаимодействия. Феномен войны находит отражение в идеологических конструктах, политическом доктринерстве, в философских трактатах и прениях, ну и конечно в зеркале изобразительного искусства.

Долгое время смерть на войне было принято изображать героической, чистой, символичной. Но вот, все сметая на своем пути, стрекоча пулеметами, грохая раскатами тысяч орудий, облаками хлора и гусеничными монстрами в историю человечества ворвалась Первая мировая война. Она начисто изменила весь мир, поменяла отношение людей к самой войне и восприятия смерти на ней. Естественно, что первостепенную роль в создании и распространении новых смыслов по этому поводу сыграли (не считая самой Первой мировой, в которую было вовлечено миллионы людей по всему свету) СМИ и искусство. Конечно, на ум сразу приходят романы Ремарка и Хемингуэя, которые во многом определили отношение к войне в массовом сознании современного «цивилизованного мира». Мы же с вами поговорим об еще одном представителе поколения, заставшего Мировую войну, но не имеющего отношения к литературному творчеству.

Война и смерть глазами немецкого художника-экспрессиониста Отто Дикса… Его живопись до сих пор возбуждает массу споров и подвержена самым оригинальным трактовкам. Военную серию офортов, вышедшую в свет в 1924 году (еще несколько работ на тему войны были написаны и в 1930-е, например триптих «Война» 1929-1932 гг.), художник планирует еще на фронте, делая зарисовки в бесконечных траншеях Западного фронта (на котором «ничего нового», если дословно переводить название знаменитого романа Ремарка). Как и многие юноши его поколения, поддавшиеся по меткому выражению Эрнста Юнгера «хмелю войны», Отто уходит на фронт добровольцем. Позднее он объясняет свое решение природной любознательностью: «Очевидно, я просто слишком любопытен. Я должен был все это видеть – голод, вшей, грязь и другие мерзости. Я должен был сам на себе испытать эти жуткие глубины жизни, вот почему я пошел на войну добровольно». На все это Дикс насмотрелся сполна, вовлеченный в водоворот «большой войны», он сражается долгих четыре года, получает ранение и Железный крест. И этот образ дополняет еще один интересный факт: он прошел всю войну с томиком Ницше и Библией. На фронте же он руководствуется не только воинским уставом, но и наставлениями Ницше для художников:  «Изображать страшные и спорные вещи есть инстинкт воли и величия художника, он не должен бояться этого».

Леденящий душу ужас, неотвратимость и чувство постоянного присутствия смерти – вот, что характеризует работы военной серии Дикса. При этом смерть в его работах всегда отвратительна и страшит своей обыденностью.

1.Вот, например, «Пулеметчики на Сомме. Ноябрь 1916». Гравюра изображает фронтовые будни немецких солдат. Бойцы пулеметной команды спускаются с холма, меняя позицию. Но если приглядится, то отлогий скат холма сложен трупами убитых. Традиционные для «военной серии» гримасы солдат походят на черепа, кажется, что они и не живы вовсе. Смерть здесь повсюду, она сопровождает каждый шаг солдат. Кто знает, может быть, эти пулеметчики будут устилать спуск следующего холма.

2.Убитые предстают перед нами брошенными, забытыми, непохороненными, разлагающимися, до них нет никому дела. Смерть везде.

3.Вот застрелившийся боец, не выдержавший испытание фронтом.

4.Здесь изуродованный умирающий, бессильно хрипящий в свои последние минуты.

5.Тут же солдат принимающий пищу прямо рядом с полуистлевшими трупами своих товарищей.

6. «Танец смерти» — аллюзия на гравюры Дюрера — наступающие солдаты в причудливых позах застыли навсегда на проволочных заграждениях.

7. «Рукопашная схватка» — единый комок нервов, плоти и стали, где мелькают остервеневшие лица бойцов, убитые сложили основание этой гравюры, их руки застыли в предсмертных судорогах.

8. Сумасшествие и рукотворный ад фронта предстает перед нами и на гравюре Дикса «Штурмовики во время газовой атаки». Наверное, это самая известная работа из «военной серии». Вырастающие из тьмы фигуру солдат в противогазах, пустые глазницы которых не кажутся живыми, будто олицетворяют саму смерть, ее неотвратимость. Вот-вот она ворвется в окопы и заберет штыками, гранатами и саперными лопатками тех, кого не забрала газом.

9. Призрак в противогазе является нам и на центральной части триптиха «Война», где все будто устлано развороченной человеческой плотью.

Война и ее спутница -  смерть во вселенной Отто Дикса предстает перед нами невероятным катаклизмом, стихией, которая не щадит никого, переворачивает сознание и погружает в состояние дурмана и нереальности происходящего. Смерть перестает быть из ряда вон выходящим событием, теряет героический ореол и ниспровергается на уровень обыденности и предстает перед нами в самом неприглядном свете.

В Третьем Рейхе работы Дикса были признаны «дегенеративными» и «вырожденческими». Его выгонят и из Дрезденской академии. Художнику было суждено попасть на войну еще раз. В возрасте 53 лет, Отто Дикс был призван в Фольксштурм (народное ополчение) в 1945 году. Но участвовать в боях ему пришлось не долго, всего несколько дней. После он попадет в плен французским войскам и выйдет на свободу лишь в 1946 году.

Share